Занятия для беременных в Этнографическом Музее

Занятия для беременных в Русском Музее

Экологически чистые подгузники

Методика Зайцева

Рожедние и нерождение. Врач акушер-гинеколог о проблеме абортов

Беременность и ранний возраст ребенка

Врач акушер-гинеколог о родах

Руководитель Центра "Радуга" о беременности, родах и подготовке к ним

Беременность. Акопян А.С. о подготовке к беременности и репродуктивных технологиях

Боровлева А.В. Гомеопатия - рассказ о методе лечения

Консультант по грудному вскармливанию. Слингоконсультант.

Врач ультразвуковой диагностики

Этнопедагог, руководитель семейного фольклорного клуба

Инструктор по пренатальной йоге

Руководитель группы "Берегини"

Ассистент кафедры семейной медицины

ГЕМОБАНК

О микроволновых печах

Сотрудник ГИБДД о безопасности беременных женщин

Адвокат о трудовых правах беременных женщин

Специалист по ароматерапии

Монтессори-педагог о детях

Врач акушер-гинеколог, руководитель клуба осознанного материнства

Специалист по грудгому вскармливанию (ГВ)

Система раннего развития

Диетолог о генетически модифицированных продуктах

Раввин синагоги на Б.Бронной

Воспитание и наказание детей

Воспитание детей. Умелая мать.

Воспитание детей. Ритуалы. Праздники.

Воспитание детей. Ценности.

Беседа в палате роддома – семья КИПЯТКОВЫХ

Пугачева Анна, Монтессори-педагог, рассказывает о современных занятиях по системе Марии Монтессори

Беременность. Акопян А.С. о родителях и детях, памперсах, репродуктивном здоровье и формировании пола

Пугачева Анна, Монтессори-педагог, рассказывает о развитии детей и развивающих игрушках

Боровлева А.В. Гомеопатия - практические советы. Прививки.









Воспитание детей. Ценности.



КАЗАНЦЕВА ИРИНА ВИКТОРОВНА

Наше представление о том, чем, какими умениями должен обладать ребёнок в раннем возрасте, совершенно не соответствуют законам нашего социального развития, культурного развития. Мы должны научиться показать родителю, что через воспитательную систему, через уклад и ритуал значительно легче и проще передать практически всё. Но не в виде умений и навыков, а в виде ценностей. И работать надо только на ценностной основе.

Мама должна быть любящая, заботливая, обязательно искренняя и правдивая, потому что любой человек и взрослый, и маленький особенно, очень чувствует ложь. И если мама что-то делает неправдиво и неискренне, она может этого и не делать. Это, в общем, делается во вред. Мама должна быть понимающая, она должна быть играющей, тоже получать от этого удовольствие. Иначе, если она это делает по обязанности, это можно опять-таки не делать, потому что, не включившись в это, от игры не будет пользы. Соответственно, мама должна быть включающейся во все жизненные процессы ребёнка. Мама должна быть креативная, с развитой фантазией и воображением. Мама должна быть двигательно активной и подвижной. Мама должна быть общительная, а не молчаливая, особенно со своим ребёнком, а не с окружающими и с подругами, поэтому у неё должна быть очень хорошо сформированная связная речь, чтобы получить такую же сформированную и связную речь у ребенка. Еще мама должна быть эмоциональная, хорошо чувствующая своего ребёнка, умеющая идти за ним и рядом с ним тоже.
Получается много-много «должна». Что с этим делать? Мы не знаем, как отследить, получается у нас или не получается. Вот вечный маркер: надо всё делать с любовью. Я видела десятки семей, которые на фоне любви создают болезненную привязанность со своим ребёнком. Что-то более тяжёлое для ребёнка трудно себе даже представить. Для современных молодых родителей очень важна расшифровка собственных действий, они на самом деле не знают, как установить контакт с ребёнком. Можно слиться на едином пространстве и создать такие условия, дабы один перед другим раскрылся, и они почувствовали друг друга. Это можно сделать в песке, где угодно. Когда они только получат удовольствие таким методом, они друг друга уже хорошо почувствуют. Значит, значит, мы можем почти половину всез «должна», можно перевести так: «если ты получаешь удовольствие от этого, значит, у тебя есть контакт с ребенком». То есть мы начинаем расшифровывать, при каких условиях это умение либо появляется, либо развивается, либо начинает формироваться. Если между мамой и ребенком контакта нет, ребёнок взгляд не держит. И мама не умеет взгляд держать, не умеет привлечь внимание ребёнка. Природа сделала младенца привлекательным, и от этой привлекательности они все и подпитываются, им приятно, они всё делают с любовью. Но ребенок нуждается в большем, мы должны приращивать умения родителей. То, что контакта с близкими нет, не означает, что любви нет. Нет самого главного – алгоритма выращивания родительской квалификации, родительской компетентности. Поэтому пора составить портрет мамочки, чтобы точно знать, над чем этой мамочке нужно работать в отношениях с ребёнком, понять, как можно эту любовь и свои ценности передать через заботу.

На самом деле мамочку нужно учить только одному – держать контакт с ребёнком. Научиться сначала формировать этот контакт, потом его держать. Чтобы было пространство взаимопонимания, и это пространство было радостным и с той и другой стороны. Через просто «я люблю» это не придёт. Она должна точно знать, каким образом формируется этот контакт. Сегодняшние мамочки не интуиты, они не умеют этот контакт создавать. Я просто массу таких детей вижу и таких родителей. И полгода ребёнку и задание самое простое: привлеките внимание вашего ребёнка. Одна мама из 15-ти сумеет это сделать. И то она сделает это запрещённым вариантом, она скажет: «Сися!» Всё, ребёнок тут же пополз к ней, и всё в порядке. Но это запрещённый приём. А привлечь внимание ребёнка мало кто сегодня умеет. И таких вот заданий для мамочек должно быть очень много. Как ты можешь этот контакт сформировать, поддержать? Что ты передаёшь в этом контакте: эмоцию или действие? Вот что происходит в пространстве этого контакта? То есть эмоция – это ценность в воспитании.
Когда мама гордится тем, что у ребёнка получается, или она его хвалит, понятно, что какая-то эмоция при этом идёт. Но, по большому счёту, там эмоция эта на самом деле не на то, что «мы с тобой вместе», а эмоция, что «мне нравится результат, который у тебя получается». То есть это опять-таки поощрение развития его навыков и способностей. А когда эмоция «вот ты, я, ты хороший, ты замечательный, ты лучше всех, ты подарок судьбы» – ситуация совершенно другая. И «мы с тобой вместе».
Современным мамам ласково назвать своего ребёнка настолько трудно! Или похвалить своего ребёнка. И там есть такая градация. Редко ребенка хвалят по имени, или «зайчик», «ласточка», «ягодка». Чаще всего говорится: «Какие хорошие мальчики!», «Какая замечательная девочка!» – ребёнка по имени не называют, идёт разговор как бы в третьем лице. И, наконец, самый низкий уровень – это когда мама вообще не может к нему обратиться, не может хвалить своего ребёнка. Это пробы, которые показывают мамочке, куда ей двигаться, чем ей заниматься, как ей работать с собой. Потому что родительская квалификация – это деятельность, умение. Если мы учимся какой-то профессии, ведь мы обязательно понимаем, что я умею, и так далее. Можно любить свою профессию, но ничего не уметь при этом. А нам же надо быть профессионалами и в родительстве.
Мамочка сегодня уверена в том, что она любит своего ребёнка. Она сознательно шла на рождение, она готовила себя к этому труду. Она очень много прочитала она всё знает по поводу того, сколько усилий нужно приложить к тому, чтобы её ребёнок что-то умел. И она опирается только на саму себя, в лучшем случае, она может обратиться за помощью ещё к специалисту, потому что специалист всегда докажет ей, что он лучше будет развивать её ребёнка. То есть мамочка полагается на ресурс свой собственный и ещё какого-то человека. Ресурса семьи как такового нет. Более того, мы сегодня оказались в ситуации, что родителю семья не нужна. Семья сегодня отвлекает родителя от ребёнка. «Я лучше буду заниматься ребёнком, чем я буду тащить ещё одного ребёнка, своего мужа». Сколько молодых женщин сегодня так заявляют: «Зачем мне семья? Я зарабатываю, я знаю, куда ребёнка повести. И ребёнок у меня всё абсолютно будет уметь лучше, чем кто-то другой». То есть наши мамочки сегодня совершенно не ориентированы на семейный ресурс воспитания. Они понятия не имеют о том, что такое «воспитательная система» и что такое вот это «семейного пространство воспитания». А если этого ресурса нет, то собственные личностные ресурсы всегда исчерпаемы. И исчерпаемы они там, где этот контакт, в силу разных причин, будет слабеть. А он будет слабеть с возрастом ребёнка. Там появятся новые значимые дети, взрослые, и так далее, и так далее. Личностный, а точнее, межличностный контакт «мама и ребёнок» подвержен всевозможным воздействия в течение жизни ребёнка. А как только уходит контакт, как только уходит вот тот называемый «авторитет» или этот главный взрослый начинает тесниться, то мы начинаем сразу же использовать власть. Так мы начинаем ребёнка подчинять, ребёнком манипулировать. И всё это происходит тогда, когда наши современные мамочки не представляют себе воспитательный ресурс семьи. Они вообще не понимают, что такой ресурс существует. Ведь усилия, чтобы строить семью,  соизмеримы по объёму с усилиями, которые она тратит на ребёнка. И получается, что она должна выбирать: я либо там, либо там. На самом деле, если она создаёт или участвует в создании этого воспитательного пространства, этих ритуалов и она формирует этот воспитательный потенциал семьи, то ей гораздо легче, многое не надо потом делать. Создай ритуал – и всё пойдёт дальше уже почти на автоматизме.

Поэтому в группах сопровождения родителей и детей я бы, конечно, ориентировала родителей не на результаты развития, а на ресурсы, которые имеет мама, которые имеет их семья, и которые имеются в пространстве нашего города, социума, культуры, нации, и так далее. Воспитательное пространство, ритуал, праздник как ресурс воспитания, твоё поведение, любая твоя деятельность дома – это всегда пространство воспитания, ресурс.
В одном из детских садов совместно с Центром раннего развития введена программа «Знакомство с родовой информацией». Говорили о семье, привязывали на веточку ниточку ребёнка, отца, матери, говорили о прародителях. Родители тут же рассказывали детям  значимые истории, семейные мифы, связанные с теми или иными родственниками,  о том, что в семье есть корни, чтобы напитать семью её очень важной родовой информацией. Потом на основе вот этого мы создавали родовые деревья, делали родовой герб, то есть  зашифровывали в символы все важные ценности рода. На песке выстраивали семью и прокладывали ниточки отношений, в зависимости от того, каковы отношения: светлые ниточки, тёмные ниточки. Ещё мы делали родовое колесо обязанностей — по колесу распределяли всех членов семьи, прокладывали оси. И дальше говорили о том, что если кто-то не исполняет своих обязанностей, колесо ровно не поедет, оно будет западать на этом месте. Сейчас многие специалисты понимают, что родовая культура ушла. И, пытаясь её вот вернуть, сейчас очень много тех, кто пытается сформировать различные программы, для того чтобы родители немножечко вернулисьт к своим родовым тайнам, к родовой информации, потому что люди уже умирают вместе со всеми традициями и информацией. Сегодня на слуху родословие, возвращение к корням – это, в принципе, то, над чем будут работать родители. Мы сегодня ушли от ценностной модели крестьянской семьи, мы сегодня где-то на перепутье.